Ноябрь 1941 года.


       Война. Самое страшное и горькое слово на свете. Сколько жизней она унесла. Какие раны нанесла Земле. Скольким мечтам не позволила сбыться.

Великая Отечественная война 1941 -1945 годов была самой грозной войной XX века. Не обошла стороной она и наш хутор. Всё мужское население каменнобродцев в первые же дни войны отправились на фронт, защищать нашу Родину.

Но раскаты канонад вражеских  пушек и танков докатились и до нашего маленького хуторка, затерявшегося среди невысоких холмов.

     1941 год. Фашисты рвутся к Кавказу, к бакинской нефти. На пути у них стал наш родной город Ростов-на-Дону. Еще в июле началось строительство оборонительных сооружений  на подступах к Ростову. Многие наши односельчане принимали участие в  этом строительстве. Несколько оборонительных линий проходило прямо через Каменный Брод. Остатки двух противотанковых рвов сохранились до наших дней: за речкой Тузлов и за центральной улицей Первомайской.

       Фашисты стремительно продвигались  к Ростову. Обстановка на Южном фронте ухудшилась. Командованием было принято решение для укрепления обороны города сформировать из состава Ростовского артиллерийского противотанкового училища 3-й сводный отдельный курсантский полк, вошедший впоследствии в состав 56 армии.

         В августе 1941 года 3-й сводный полк занял оборону в полосе Буденный, Каменный Брод, Щепкин. Состоял он в основном из молодых  курсантов 18-ти – 20-ти лет. Расквартированы курсанты были по домам хуторян. Вместе с населением занимались строительством оборонительных укреплений, проводили разведку местности.  Но к ноябрю  положение изменилось. Фашисты подтянув резервы, обрушили на защитников г.Ростова-на-Дону массированные атаки артиллерией и минометами, авиацией. 17 ноября в связи с вводом в бои большого количества танков из дивизии «Мертвая голова» фашисты  прорвали оборону на левом фланге и вплотную подошли к Ростову.

         Курсанты РАУ  с батареей противотанковых пушек самоотверженно защищали высоту с отметкой 62.1, названную в народе курган «Бабачий», заняв оборону вдоль р. Тузлов. Против них шли фашистские танки. Наспех отрытые ячейки плохо укрывали курсантов от огня пулеметов. Воздух содрогался от беспрерывных взрывов снарядов.

 Силы были неравны. Уже разбито единственное орудие, прикрывавшее левый фланг. Вражеской миной убит молодой командир отряда Александр Смирнов,  не стало комсорга Виктора Байрученко. 

 

Но оборона продолжалась. Комсомольцы твердо знали: нужно во что бы ни стало задержать врага. Это даст возможность нашим войскам отойти в полном порядке на новые рубежи.

          Командование отрядом взял на себя батальонный комиссар Михаил Залкан. Совсем еще недавно, перед войной, он читал лекции по политэкономии в Ростовском пединституте. В первые дни войны Залкан Михаил Абрамович  вернулся в армию, стал старшим преподавателем РАУ. Теперь он помогал комсомольцам выстоять на безымянной высотке.

   Замолчал прикрывавший правый фланг пулемет Бориса Соловьёва. Оборвалась связь с тылом. Теперь отряд был окружен со всех сторон. В живых оставалось человек сорок, да и те почти все ранены. Наскоро перевязав раны, превозмогая боль, курсанты продолжали защищаться.

Скоро вышел весь запас патронов. Винтовки, автоматы, пулеметы замолчали. Черные от копоти, оглохшие от беспрерывных разрывов снарядов, воздушной бомбардировки, солдаты пустили в ход последнее свое оружие – ручные гранаты и бутылки с горючей жидкостью. Комиссар Залкан, раненный осколком  в голову продолжал руководить боем.

Но отряд курсантов таял. И фашисты осмелели. На героев двинулись танки.

      Когда на следующий день высотка была снова в руках советских войск, поле боя представляло страшную картину. Большинство курсантов вместе с комиссаром Залканом погибли под гусеницами вражеских танков. Многих невозможно было узнать. Останки погибших были похоронены тут же, на кургане, в братской могиле. В 1960 году останки 72-х  комсомольцев  были перенесены в братскую могилу на центральной площади хутора Каменный Брод. Имена многих неизвестны.

      В названиях  улиц и площади нашего хутора увековечена память павших героев: площадь имени Залкана, улица Курсантов РАУ, улица Смирнова, переулок Мостовой. На братской могиле курсантов установлен памятник Солдату Великой Отечественной, на месте боя 17 ноября 1941 года, на высоком холме установлен монумент «ПУШКА». Подвиг героев-курсантов будет вечно жить в памяти поколений.

Их имена носят улицы нашего хутора

улица Курсантов РАУ

переулок Мостовой

              Мостовой Николай Ефимович

 

фото 1941 г.

Курсант 1922 года рождения,

погиб 17 ноября 1941 года

у хутора Каменный Брод.


улица Смирнова 

Капитан Смирнов А.А. 1909 года рождения, погиб 17 ноября 1941 года у хутора Каменный Брод.

площадь Михаила Залкана

Михаил Абрамович Залкан,

батальонный комиссар,  погиб в окрестностях хутора Каменный Брод

17 ноября 1941 года. 

Открытие памятника  18 ноября 1972 г.
Открытие памятника 18 ноября 1972 г.

 

Призрак РАУ  

Впервые курсанты в военной форме с латунным темно-бордовым значком-ромбом, на котором были скрещены между собой два артиллерийских ствола стали появляться на городских улицах в 1937 году. С 1939г. учебная программа была изменена: теперь официально название звучало - первое Ростовское артиллерийское училище противотанковой артиллерии.
     Но РАУ всегда называли РАУ - ростовское артиллерийское училище, несмотря на многочисленные переименования.
   В то время подготовка курсантов была однобокой и не отвечала запросам военного времени. Историк Владимир Афанасенко указывает, что "в пехотных и артиллерийских училищах мало внимания уделялось тактике ведения оборонительных действий, взаимодействию с другими родами войск, организации управления и тылового обеспечения, стрельбе с закрытых позиций и прямой наводкой, особенно по бронеобъектам, неоправданно много времени уделялось конной, строевой подготовке в ущерб огневой и тактической".
    Практически все выпускники и недоучившиеся курсанты - некоторые из них проучились всего полтора месяца - были убиты на фронтах. Первые страшные потери начались осенью 1941 году, когда немецкие части прорвали оборону 56-ой армии и ненадолго остановились для перегруппировки своих сил для решающего броска на Ростов. Военная тактика - не входить, а окружать крупные населенные пункты и города, принесла немецким войскам стратегические победы. В районе Чериниговки советские войска Южного фронта были окружены, немцы прорвали оборону и в образовавшуюся брешь двинулись в район города Таганрога (это всего 65 километров от Ростова).
 
     Такое стремительное развитие событий стало полной неожиданностью для советского командования. В экстренном порядке из необученных курсантов начали организовывать боеспособные части. О том, с какой стремительной скоростью разворачивались события можно судить по двум приказам. В течение двух суток штаб Северо-Кавказского военного округа издает два приказа: 8 октября 1941 года - о формировании курсантских полков (приказ № 001/оп), второй приказ от 9 октября 1941 года № 002 уже гласит занять оборону Каменный брод (высота 83,6).
 
     Из курсантов РАУ смогли собрать только два батальона, которые вошли в третий отдельный курсантский стрелковый полк (в его состав также вошли курсанты Ростовского военно-политического училища).
 
     В спешном порядке, прямо из казарм глубокой ночью курсантов подняли по тревоге и отправляли окапываться в район Матвеево-Кургана, располагающегося между Таганрогом и Ростовом. Практически весь состав училища – более 1150 человек (по другим данным 1427) ушли из казарм и никогда туда уже не вернулись.
 
      Укомплектованы курсанты были 45-мм противотанковыми орудиями образца 1937 года (индекс ГАУ - 52-П-243-ПП-1; заводской индекс - 53-К), на которых они проходили обучение. В каждой батарее было по шесть 45-ти миллиметровок.
 

      Курсантам еще повезло - орудия были на конной тяге: в РАУ было много лошадей, за ними ухаживали курсанты. Курсанты старались - чистоту лошадей проверял с помощью белого платочка командир взвода. 
    Но сегодня было не до белых платочков - лошади в артиллерийской запряжке вместе с курсантами в спешном порядке уходили вверх по проспекту Октября (сегодня это проспект Михаила Нагибина) в сторону города Таганрога, чтобы на подступах к городу занять несколько оборонительных рубежей в районе села Каменный брод, Бабий яр. Лошади в этом бою погибли практически все: за пять лет Великой Отечественной войны по официальной статистике было потеряно более миллиона лошадей.
    Курсанты, некоторым еще не исполнилось и 18 лет – 1919–1924 г.г. рождения - смогли только на три дня пристановить движение первой танковой армии под командованием генерал-полковника Эвальда фон Клейста и полевой армии генерал-полковника Эрих фон Манштейна - он в сентябре принял командование 11-й армией, входившей в группу армий «Юг", главной задачей которых было окружить Ростов-на-Дону и двигаться дальше на Крым. Манштейну для закрепления в должности нужны были громкие, молниеносные победы. "Планируя операцию, командование группы армий "Юг" решило осущесвить глубокий охватывающий маневр, обойти город с севера и северо-востока, через Дьяково, Шахты, Новочеркасск окружить и уничтожить войска 9-й и 56-ой отдельной армий, захватить платцдарм на южном берегу Дона", - говорится в "Истории второй мировой войны 1939-1945" под редакцией маршала Андрея Гречко.
     Западный берег реки Миус, курган Бабичий и курган Пять Братьев стал для многих курсантов последним рубежом между жизнью и смертью. Бой шел три дня - с 17 по 20 сентября.
    Ранним утром более ста немецкий танков попытались с ходу преодолеть курган Бабий яр, но 72 курсанта, окопавшихся там, остановили противника огнем своих 45 - миллиметровок, бронепробиваемость которых по исследованиям специалистов была низкой. Стоит отметить, что еще в 1940 году Начальник управления вооружения наземной артиллерией ГАУ, военинженер первого ранга Василий Липин после испытаний 45-миллиметровой пушки писал в своей докладной записке, что "45 миллиметровая танковая и противотанковая пушка и 76 мм пушка образца 1930 года не могут вести успешной борьбы со средними и тяжелыми танками с броней более 50 мм. Борьбу с такими танками могут вести 76 мм зенитная пушка 1931 года, 107 мм пушка М-60, 152 мм гаубица образца 1938 и т.д."
 
     Но к рекомендации Василия Липина не прислушались. Судьба Липина - трагична: 5 июля 1941 года он был арестован с формулировкой: "участник антисоветского заговора, проводивший вредительскую работу, направленную на срыв вооружения Красной Армии" (из книги Вячеслава Звягинцева "Трибунал для героев") и расстрелян в числе 25-ти генералов в начале войны.
    С осени 1943 года будет выпускаться новая модифицированная 45-миллиметровая пушка, значительно превосходящая по своим характеристикам пушку образца 1937 года.
    Но курсанты ее уже не увидели - свой первый и последний бой они вели на устаревших орудиях, которые один за другим были уничтожены немецкими средними танками Pz IV (имел 75-мм. короткоствольную пушку) и легкими танками Pz II (оснащен 20-мм. пушкой).
     Дольше всего продержался лейтенант Быков: со своим курсантским расчетом он замаскировал сорокопятку в стоге соломы около проселочной дороге - окапываться времени не было. И тут они увидели немецкие грузовики Uniform Diesel фирмы MAN, которые везли боеприпасы и горючее бочках для заправки своих танков. Немцы, уверенные, что вокруг никого нет, решили заправить несколько танков. Курсанты открыли огонь. Несколько машин было подорвано. Но расчет лейтенанта Быкова продержался не долго - все они были убиты.
        Орудий уже не было, снарядов - тоже не осталось. И тут курсанты увидели своего бывшего преподавателя Михаила Залкана: он читал в РАУ курс политэкономии. Оставшиеся в живых курсанты, воспряли духом, они думали, что с ним придет спасение. Но батальонный комиссар Залкан призвал курсантов своей пламенной речью остановить противника ценой собственной жизни. Стоить отметить, что главная задача военных комиссаров -контроль за действующими командирами, а случае их гибель - политруки должны были взять командование на себя.
 
       Курсанты по приказу политрука один за другим поползли навстречу танкам. В руках они держали только грантаты. Они погибали один за другим: Владимир Амбарцумян, Семен Борисенко, Александр Русейкин, Павел Мишечкин, Юрий Горлов, Владимир Тарасов, младший политрук Виктор Байрученко.
 
Семнадцатилетний связист Михаил Колосов доставил пакет с приказом не сдавать позиции еще как минимум три часа, а когда выбежал из окопа, рядом с ним взорвалась мина.
     Остался ли в живых батальонный комиссар Залкан, которому безоговорочно поверили курсанты, неизвестно.
     Только ранним утром к оставшимся в живых курсантам пробился еще один связист и передал приказ отступать потому, что немецкие части вошли в Ростов. Надо было идти в район Новочеркасска. Но по пути курсанты наткнулись на немецкие танки и мотоциклы. Кто из командиров отдал приказ прорываться - неизвестно, но местные жители - видели, как шли курсантские цепи и как они потом лежали, расстрелянные немецкими автоматчиками. "Курсанты так и лежали цепями, сраженные пулями и осколками", - вспоминают очевидцы. Владимир Амбарцумян, Семен Борисенко, Александр Русейкин, Павел Мишечкин, Юрий Горлов, Владимир Тарасов, младший политрук Виктор Байрученко - им не было и 19 лет.
     Из окружения удалось выбраться только 80 человек. Уцелеть в этой кровавой мясорубке удалось курсанту Досеву - он погиб в 1944г. Дожил до Победы Ивану Немченко - он воевал заместителем командира артиллерийского полка 242 таманской горнострелковой дивизии. Их главный противник командующий армией "Юг" Эрих фон Манштейн дожил до 86 лет.
      Впрочем, курсантские жизни на ход движения немецких войск не повлияли - Ростов был сдан. Потом город с тяжелыми боями снова взяли советские войска. И снова его сдали летом 1942 года - 24 июля в город снова вошли части Вермахта.
 
       На территории бывшего артиллерийского училища комендант города генерал-майор Киттель приказал организовать лагерь для военнопленных. Каждый день там расстреливали и пытали. Начальник отделения секретных фондов ОГА УНКВД Ростовской области Пильщикова описывает:
 
      «Заподозренных в попытке бегства ночью выводили в отгороженную часть двора и там, у кирпичной стены, расстреливали. Сюда же сносились трупы умерших от холода и болезней. Больных заставляли рыть ров, и туда сбрасывали трупы, чуть-чуть присыпая их землёй. В момент бегства немцев из Ростова в этом рве находилось до 3000 трупов. Кроме того, неподалеку от рва прямо на земле лежало 383 трупа умерших и расстрелянных (в настоящее время похоронены) и в одной из палат «хирургического» корпуса лежало около 20-25 трупов. В «перевязочной» на столе лежал разложившийся труп, а на полу другой.
 
      Убрав страшные находки, территорию бывшего училища снова возродили - по приказу министра обороны оно снова открыло свои двери - набрали новый курс, перевели курсантов из городка Нязепетровск на севере Челябинской области, где в 1942 года в эвакуации готовили командиров.
 
     В советское время училище периодически переименовали, но его суть - подготовка артиллеристов - не изменилась. Все закончилось в сентябре 2011 года. Текст приказа №1136, подписанный министром обороны Анатолием Сердюковым был жестким и его надо было исполнять: "ликвидировать до 1 октября 2011 г.:... филиал федерального государственного военного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Военная академия Ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого» Министерства обороны Российской Федерации в г. Ростов-на-Дону". Также ликвидации подлежали высшие учебные заведения в Екатеринбурге, Саратове, Кубинке, Новочеркасске, Ульяновске.
     Печально знаменитый приказ №1136 - выполнили. Самое трудное наступило, когда прощались с красным знаменем училища - многие плакали.
    Недоучившиеся курсанты были направлены на учебу в разные военные вузы: кафедра "Педагогика и психология" переведена в Военный университет в Москву. Остальных курсантов рассредоточили по двум другим учебным заведениям в Москве и Серпухове.
 
     Несколько лет территория училища была пустой. Как в Великую отечественную в коридорах гулял ветер. Но осенью 2014 года жители близлежащих домов услышали песни - они доносились из училища. Как оказалось, здесь открылся учебный центр по подготовке специалистов для военно-воздушных сил.
 
    И хоть местные власти утверждают, что училище никогда не возродится в прежнем виде, все же местным жителям по-прежнему по душе военные песни, в которых поется о погибших героях, имена которых забываются за давностью лет - памятника погибшим курсанта и замученным военнопленным на территории РАУ до сих пор нет. Местные активисты пытаются решить вопрос установки мемориала, но пока дело не движется из-за разных бюрократических препятствий.

Автор Полина Ефимова

ВОЕННОЕ ОБОЗРЕНИЕ от 16 сентября 2014г. https://topwar.ru/58255-prizrak-rau.html

ДОСРОЧНЫЙ ЭКЗАМЕН

       Афанасенко В. И. Досрочный экзамен: курсанты военных училищ в боях за Ростов-на-Дону в 1941 году // Донской временник. Год 2015-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2014. Вып. 23. С. 116-118. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m7/0/art.aspx?art_id=1383

Светлой памяти курсантов, командиров и политработников
1-го Ростовского артиллерийского училища,
героически павших при защите Ростова-на-Дону в ноябре 1941 года, посвящается

        Неувядаемой славой покрыли знамена своих частей воины Красной Армии и Флота в сражениях минувшей войны. В бесконечном ряду бессмертных героев Великой Отечественной есть курсанты, командиры и политработники 1-го Ростовского артиллерийского училища, сформированного в нашем городе в 1937 году.

Ростов-на-Дону, июнь 1940г. Курсанты РАУ Владимир Амбарцумян и Семен Борисенко

        Трудно себе даже представить, какой популярностью и уважением пользовался военный люд в ту пору у населения страны. И ростовчане в этом ни в чем не уступали жителям других городов. Раушники, как повелось с тех пор именовать в ростовском народе курсантов нового училища, сразу приглянулись местным девчатам своей какой-то особой статью, физической силой и, завидной, по тем временам, образованностью. Да это так. В то время в артиллерийские училища принимали только со средним образованием. Тогда среднее образование имели немногие. Ведь только пятнадцать лет прошло после окончания разрушительной Гражданской войны. Из поголовно безграмотной царской России за столь короткий срок сделать страну с высоким уровнем развивающегося семимильными шагами образования было трудно, но усилия прилагались невиданные. 

Ростов-на-Дону, август 1940г. Учащиеся 9 класса Ростовской подготовительной артиллерийской спецшколы вместе с курсантами РАУ

Многие курсанты получили среднее образование в спецшколах и подготовительных артиллерийских училищах. Они стали завидными кавалерами ростовских красавиц, достойными соперниками и конкурентами местных парней и курсантов другого Ростовского училища, военно-политического. А физически все ребята были крепки еще и потому, что иначе и нельзя было. Попробуй потягай на учениях пушки с места на место, да не один десяток ящиков со снарядами поднеси к боевой позиции! Хиляку здесь делать нечего. Кроме того, ведь значительная часть артиллерии на тот период передвигалась с помощью обыкновенной лошадиной силы. В РАУ был большой «парк конской тяги», который требовал соответствующего ежедневного ухода. По воспоминаниям курсантов, уход за лошадьми был самый тщательный и находился под строгим контролем командного состава. За каждым курсантом была закреплена лошадь, которую 3 раза в день чистили щеткой. Командир взвода приходил с белым платком в руке и проверял чистоту лошадей. 

Ростов-на-Дону, сентябрь 1940г. справа - Досев Г.Ф., геройски погибший в 1944г.


        С 1939г. училище было переведено на подготовку командиров автиллерийских батарей противотанковой артиллерии. Учиться было трудно, так как весь уклад курсантской жизни ежедневно требовал больших затрат физической энергии. Но сильный дух ребят, их поразительное стремление овладеть всеми секретами артиллерийского мастерства, помогали стойко преодолевать все трудности. 
        Подавляющее большинство курсантов гордо носили значёк «За отличную артиллерийскую подготовку и стрельбу». Несмотря на свою молодость, курсанты хорошо понимали, что война рано или поздно, но будет. И врага надо учиться бить. Ведь от этого будет зависеть само существование нашего государства и его народа, сама конкретная человеческая жизнь нынешнего курсанта. Они были воспитаны так, что ответственность за Родину чувствовали каждой клеточкой своего существа. 
        Наступило лето 41-го года. Настала година тяжелейших испытаний. Коварный, сильный враг напал на нашу страну, сея смерть и разрушения на своем пути. Фронт приближался к Ростову-на-Дону. Курсанты активно участвовали в строительстве оборонительных укреплений, в борьбе с диверсантами. Во второй половине сентября был сформирован 3-й отдельный курсантский стрелковый полк в составе двух батальонов РАУ и батальона Ростовского военно-политического училища, который вошел в состав 56-й отдельной армии. Командиром полка был назначен полковник Яковлев, который вскоре был отозван в Москву, а вместо него командиром стал полковник Попов - старший преподаватель кафедры тактики. Комиссаром полка был назначен батальонный комиссар М.А. Залкан.

Ростов-на-Дону, май 1941г. Комсомольские активисты РАУ. Слева в первом ряду комсорг батальона младший политрук Виктор Байрученко

        Полк находился во втором эшелоне в постоянной готовности к переброске на угрожающие участки фронта. 5 октября 1941г. училище подняли по тревоге. На плацу были построены два батальона РАУ, каждый из которых состоял из трех курсантских рот. Кроме того, каждой роте придавался взвод пулеметчиков из числа курсантов, а каждому батальону - по одной батарее противотанковых пушек. 
        Перед курсантами, уходящими на фронт, выступили начальник училища комбриг Румянцев и военный комиссар училища - бригадный комиссар Трубников. Они объяснили создавшуюся на фронте обстановку - немецкая танковая армия Клейста вторглась в пределы Дона - и довели приказ о переводе сводного курсантского полка в прямое подчинение командования 56-й армии. С этого времени полк использовался на самых ответственных участках фронта, там где возникала реальная угроза прорыва нашей обороны. Именно такая опасность возникла в районе хутора Каменный Брод. 
        Курсанты РАУ, совершив марш-бросок из района сосредоточения - Чалтыря - в район хутора Каменный Брод, заняли оборону. Они умело замаскировали свои боевые порядки, грамотно производили инженерные работы. Противотанковые орудия были установлены на танко-опасных направлениях. Вечером 15 ноября 1941г. состоялось комсомольское собрание сводного полка. Батальонный комиссар М.А. Залкан призвал воинов стойко оборонять рубеж, беспощадно уничтожать захватчиков, не датъ им возможности продвигаться к Ростову. На собрании выступил комсорг батальона младший политрук Виктор Байрученко. Он сказал: «Не допустим оккупантов к Дону. Будем сражаться до последнего вздоха». 

Ростов-на-Дону, июнь 1941г. Курсант РАУ Александр Русейкин


        16 ноября командир полка полковник Попов вызвал к себе лейтенанта Дробота и поставил ему задачу: небольшим отрядом проникнуть в село Курбатово и захватить «языка». 
В разведку были отобраны наиболее сильные, выносливые, хорошо подготовленные курсанты Александр Русейкин, Павел Мишечкин, Юрий Горлов, Владимир Тарасов. С наступлением темноты группа ушла в тыл противника. Добравшись до Курбатова, разведчики залегли у обочины дороги. Ждать пришлось недолго: с включенной фарой по дороге ехал мотоциклист. Павел Мишечкин метким выстрелом сразил водителя. Второй фашист, опомнившись, вскочил и пытался бежать, но был тут же сбит сильным ударом Владимира Тарасова. Возвращаясь с задания, курсанты были обстреляны фашистским патрулем. Воспользовавшись этим обстрелом, гитлеровец предпринял попытку сбежать, но был убит. Группе разведчиков было приказано остаться среди боевого охранения и возобновить поиск в следующую ночь. 
        Но в следующую ночь в разведку идти не пришлось. Утром 17 ноября 1941г. передовые посты наблюдения обнаружили вражеские танки, их было более ста. Развернувшись в боевой порядок, часть фашистских танков шла на курган Бабичий, подступы к которому обороняли курсанты первого батальона РАУ. Непосредственную оборону кургана осуществлял отряд курсантов численностью 72 человека. Завязался неравный бой. Казалось, что трудно будет остановить стальную армаду фашистов. Ураганный огонь врага не утихал ни на минуту. Смело вступив в бой, курсанты отсекли от танков фашистскую пехоту и вынудили ее залечь на поле боя. В первой же атаке враг потерял несколько танков и десятки своих солдат и офицеров. Курган стал крепостью в степи. 
        Через полчаса гитлеровцы предприняли следующую атаку. Сраженный осколком, пал командир роты капитан А.А. Смирнов. Командование ротой принял командир взвода лейтенант И.Л. Сорока. Вскоре погиб и он. Его сменил младший политрук В.А. Байрученко. Вражеская пуля сразила и Виктора. Прямым попаданием снаряда было повреждено орудие, прикрывавшее левый фланг роты. Под огнем вражеских танков и ударами фашистских самолетов замолчал пулемет Бориса Соловьева. Гитлеровцам удалось вклиниться в оборону полка. Однако, понеся большие потери, фашисты продвинуться в глубь обороны курсантских батальонов не смогли. 
        Орудие лейтенанта Быкова находилось в глубине обороны, в засаде, замаскированное соломой. Его не обнаружили фашисты. Поэтому и направили туда по проселочной дороге свою колонну автомашин с горючим и боеприпасами. Не подозревая опасности, немецкие водители остановились для заправки боевых машин. 
        - По бензовозу - огонь! - скомандовал лейтенант. Взрыв заправщика прогремел оглушительно. К небу взлетел огромный огненный столб. Тут же загорелись второй, третий автомобили. Но несмотря на стойкое сопротивление курсантов, враг не унимался. Даже большие потери его не останавливали.         В окоп наблюдательного пункта свалился курсант, он едва переводил дыхание: 
        - Товарищ полковник! Вам пакет!.. Срочный... - Перед командиром был курсант Михаил Колосов, юному связисту было 17 лет. Полковник Попов прочитал: «Полку продержаться еще три часа». Три долгих часа в кромешном аду. Но приказ есть приказ, отдать его вынудила обстановка. Сбитые со своих позиций части одной из наших стрелковых дивизий отходили в сторону Новочеркасска. Курсантский полк должен был прикрыть их отход. 
        - Передайте, товарищ курсант, что полк приказ выполнит, - твердо произнес командир. 
        Выбравшись из укрытия, Колосов побежал в тыл. Бойцы увидели, как рядом с ним разорвалась мина. Михаил больше не поднялся. 
        Чтобы сдержать натиск противника на левый фланг полка, командир выдвинул вперед крупнокалиберные пулеметы. Из одного пулемета вел огонь старший лейтенант Ананьев. До сотни гитлеровцев уничтожил в том бою отважный воин, за что был удостоен высокой награды Родины - ордена Красного Знамени. 

Ростов-на-Дону, июнь 1941г. Будущий комиссар сводного полка РАУ батальонный комиссар Залкан М.А.

        Несмотря на значительное превосходство противника в технике и живой силе, курсанты сражались стойко. Но ряды мужественных защитников кургана сильно редели. А враг бросал в очередные атаки свежие силы. Когда сложилось критическое положение в обороне, на самый опасный ее участок, район кургана, прибыл комиссар полка батальонный комиссар М.А. Залкан. До войны он преподавал в Ростовском педагогическом институте, был проректором заочного отделения, а с первых дней войны был призван в армию и направлен в Ростовское артиллерийское училище, где ему ранее приходилось читать курс политэкономии. 
        Этот политработник был душой коллектива, умел увлечь за собой курсантов. В любой обстановке, даже когда ему угрожала смерть, он продолжал вести себя спокойно и личным примером воспитывал у ребят мужество и храбрость. 
        Появление комиссара в рядах защитников кургана придало им силы. Он быстро и решительно организовал рациональную оборону кургана оставшимися силами. Курсанты применили последнее оружие, которое у них оставалось, - противотанковые гранаты и бутылки с зажигательной смесью. 
        Только ценой собственной жизни можно было остановить танки, и они делали это. Используя складки местности, скрываясь в дыму от горящих машин, курсанты ползли навстречу вражеским танкам, забрасывали их гранатами и бутылками с зажигательной смесью. При этом многие из них сами погибали. Геройски погиб в возрасте 21 года москвич курсант Георгий Луньков. Комиссар М.А. Залкан был ранен в голову, кровь заливала его лицо, но он продолжал руководить боем. 
        О том, каким ожесточенным был тот бой, как стойко оборонялись курсанты, говорит следующий факт: из 354 курсантов, мужественных защитников позиций в районе кургана Бабичий, в живых осталось 8 человек. Ни один курсант не отступил перед врагом. Особенно отличились в этих боях И.П. Петренко, ставший впоследствии Героем Советского Союза, А.В. Русейкин , старший политрук М.В. Капустин, командир взвода лейтенант И.Л. Сорока и другие. 
        ...С наступлением темноты бой затих. 19 ноября 1941г., перегруппировав свои силы, гитлеровцы завязали бой с соседом слева, где им удалось прорвать фронт. Создалась угроза захода вражеских танков в тыл курсантам РАУ. Пришлось срочно завернуть левый фланг и занять круговую оборону. 
        Курсанты скорее были готовы умереть, чем отступить. Командир полка полковник Попов так и сказал: «Там, где стоит курсант РАУ, враг не пройдет». Об отступлении действительно не думал никто. Углубляли окопы, готовились к обороне в окружении. 

Майор, бывший курсант РАУ Александр Васильевич Русейкин


        Утром 20 ноября 1941г., когда враг вплотную подошел к Ростову, был получен приказ об отходе. К этому времени противнику удалось перерезать шоссе Новочеркасск - Ростов. Для вывода из боя оставшихся в живых была назначена группа прикрытия. Продвигаясь по указанному маршруту, в направлении на Аксай, группа натолкнулась на немецкий заслон. Его-то и предстояло сбить. На прорыв через вражеский заслон курсанты шли цепями. Но вскоре в район прорыва подошли вражеские танки, которые открыли пушечный и пулеметный огонь по курсантам. Впоследствии очевидцы рассказывали, что курсанты так и лежали цепями, сраженные пулями и осколками. 
        Так в неравной, жестокой схватке с врагом многие курсанты погибли, но обеспечили отход наших войск на подготовленные оборонительные рубежи. К месту сбора в Старочеркасск прибыли 80 человек из полка. Все они, в дальнейшем командуя подразделениями, а затем и частями, приумножали славу 1-го Ростовского артиллерийского училища. 
        Бои под Ростовом в ноябре 1941г. стали самой главной академией. За мужество и отвагу в боях у хутора Каменный Брод 22 курсанта РАУ были награждены орденами и медалями, а в начальный период войны награждения были большой редкостью. Это наглядно свидетельствует о той важной роли в обороне Ростова, которую сыграли в этой кровавой драме курсанты РАУ, своей жизнью обеспечив выполнение поставленной боевой задачи. 

Полковник Владимир Давидович Амбарцумян, выпускник РАУ июня 1941г. Геройски воевал под Москвой


        Выпускники 1-го РАУ достойно воевали на фронтах Великой Отечественной. Так, один из них, лейтенант А.В. Русейкин, был направлен в 339-ю Ростовскую стрелковую дивизию командиром 6-й орудийной батареи. Личный состав батареи, которой он командовал, повторил подвиг артиллеристов Сергея Оганова. 21 июля 1943г. артиллеристы батареи заняли оборону. Показались вражеские пехота и танки. Они подошли так близко, что на их бронированных плитах уже можно было различить свастику. Противотанковая истребительная батарея приняла бой. Метким огнем артиллеристы уничтожали вражеские машины. Фашисты обнаружили батарею и обрушили на нее огонь своих танков. Но правильно организованная оборона каждого номера расчета позволили выиграть этот неравный бой. Было подбито 18 танков противника. Особую отвагу проявил командир батареи лейтенант А.В. Русейкин. За героизм и мужество, проявленные в боях с фашистскими захватчиками на фронтах Великой Отечественной войны, Александр Васильевич Русейкин был награжден тремя орденами Отечественной войны, двумя орденами Красной Звезды и многими боевыми медалями. 
        Самоотверженно, как выпускник РАУ Александр Русейкин, сражались и его товарищи по училищу, другие бывшие курсанты РАУ, обучавшиеся в период с 1937 по 1942 годы. 
        В честь подвига курсантов в боях за Ростов одна из улиц города названа Курсантской. 18 ноября 1972г. на кургане Бабичий на высоком пьедестале установлена противотанковая пушка как символ мужества и отваги советских воинов. Это памятник героям - курсантам, защитникам ростовской земли.

Курган Бабичий. Участники боев за Ростов у памятника курсантам РАУ вместе с нынешними продолжателями их дела - новым поколением защитников Отечества Ростовский ВИРВ, май 1999. Памятник курсантам 1-го РАУ, павшим в боях за Родину



        Наш ввуз не имеет прямого документального отношения к 1-му РАУ, так как первое в советских Вооруженных Силах ракетное училище всего лишь создавалось и формировалось на территории бывшего военного городка Ростовского артиллерийского училища противотанковой артиллерии, переведённого в 1951г. в Белгород и впоследствии расформированного в 1956г.


        Но в стенах старого артиллерийского училища обучается новое поколение - курсанты Ростовского военного института ракетных войск, которые с честью и достоинством хранят и приумножают славу советских воинов, боевые традиции легендарных героев - курсантов РАУ военных лет. 
        А ростовчанки... они всегда остаются ростовчанками, верными один раз и навсегда сделанному выбору. Заочно солидаризируясь с журналистами «Вечернего Ростова» в убеждённости красоты ростовчанок, можно смело утверждать, что если кому-то надо увидеть множество красивых девчат, да собравшихся ещё и в одном месте - приходите на КПП РАУ, когда проходят вечера отдыха с обязательными танцами. 
        Жизнь, её уклад, нормы, ценности, мораль круто изменились. Но какие бы катаклизмы не сотрясали нас, многие ростовчанки, как и раньше, свой выбор сделали. Их выбор - это защитник Родины. Низкий им поклон и сердечное спасибо. 
        Профессия защищать Родину не умрёт никогда!

 

           ПОРТРЕТУ ГЕОРГИЯ ДОСЕВА

    Ты не состарился, лицо твое светло,
    Хоть смотришь ты как-будто с укоризной.
    Не верится, что столько лет прошло,
    Не ставших для тебя годами жизни.

            Курсантом РАУ, стройный, молодой,
            Ты смотришь с фотографии - портрета,
            Две капли - мать, что бок-о-бок со мной
            Стоит с немым вопросом без ответа.

    У ней не ты один, как страшной ночи тень,
    Не каждому такое испытанье,
    Твой старший брат погиб в Берлине в судный день,
    И твой отец лежит на поле брани.

            Твои на бархате медали, ордена
            Твоей обильно кровью окраплены.
            Ты другом был. Надёжным как стена.
            Сразил тебя осколок раскалённый.

    Ты был не просто друг. Тебе я подражал.
    Хотел быть на тебя похожим очень,
    Когда мы в бой пошли, как с корабля на бал,
    В ту, помнишь, огненную осень?

            Под Бродом Каменным среди холмов курган.
            Орудие на нём, как символ ратной славы.
            В низине над рекой стоит колхозный стан.
            Ведут там бой комбайны величавы.

    Ты не состарился. Пушок лишь на губе.
    Не слушал ты рассветной птичьей трели.
    А тишиной они обязаны тебе -
    И те, что в возрасте, и те, что в колыбели.


        Вот что наделали фашистские изверги, устроившие во время второй оккупации Ростова-на-Дону в 1942 - 43 годах на территории РАУ лагерь смерти для советских военнопленных.



Ростов-на-Дону, Ростовское ВКИУ, 9 мая 1965г.
В почётном карауле у Памятника замученным советским солдатам дважды Герой Советского Союза полковник С.И. Кретов (в центре), Герои Советского Союза полковники И.М. Зорин (слева) и Н.Н. Орищенко (справа)

        Приведенные материалы собирались в 70-е и 80-е годы курсантами и офицерами нашего ввуза по замыслу и под руководством многолетнего начальника кафедры истории кандидата исторических наук, доцента, члена-корреспондента Академии военно-исторических наук России полковника в отставке Анатолия Савельевича Давыдова
        На странице использованы архивные материалы, бережно собранные кандидатом исторических наук, доцентом полковником запаса Лесковским Иваном Федоровичем, бывшим в недалеком прошлом начальником кафедры психологии и педагогики. 

источник: http://raur.org/02/rau/rau.htm

Газета «РОДНИК» от 16 февраля 2002 года

 

В ОГНЕ БРОДА НЕТ

                                Высота курсантов РАУ

В ОГНЕ БРОДА НЕТ

       ПОМНЮ, было это в конце сентября 1981 года. Осень тогда стояла жаркая, сухая. Наш редакционный уазик мчался по пыльной дороге к хутору Каменный Брод. Редактор газеты, сидячий за рулём автомобиля, крутил баранку вправо и влево, норовил не попасть в дорожную колдобину. Мы весело смеялись, взаимно острили друг другу по случаю неважнецкой дороги и в адрес сидящего за рулём.

       Но вот мы приблизились к высоте, на которой в гордом одиночестве, на бетонном пьедестале стояла 76-миллиметровая пушка. Невольно умолк разговор. Мы взором обратились к этому постаменту, воздвигнутому в честь героев-артиллеристов Ростовского РАУ, отважно сражавшихся в 41-м на подступах к Каменному Броду. Туда мы ехали, чтобы встретиться с прославленными воинами артиллерийского училища, кто чудом остался жив, ведя неравный бой с немецкими захватчиками.

        … Их было 354 курсанта – будущих командиров огневых взводов и батарей, командиров Красной Армии. Каждый из них уже мечтал, что сегодня-завтра оденет новенькую командирскую форму с черными петлицами, на которых будет алеть рубин лейтенантских кубарей, серебро перекрестий артиллерийских орудий, а стройную талию обхватит командирский ремень, опьяняюще пахнущий кожей…

        Дай Бог, чтобы всегда сбывались наши мечты! Случилось самое страшное перед выпуском курса. На рассвете курсанты сделали подъём раньше обычного. Страшная весть подняла на ноги всех: началась война!

        РАДИО приносило неутешительные вести с фронта. Враг всё ближе и ближе подходил к родному Ростову. Каждый чувствовал, что не ночью, так утром поднимут по тревоге и форсированным маршем – к местам баталий. И вот мальчишек, будущих красных командиров, бросили в бой под хутором Каменный Брод.  Полувооруженные, неподготовленные к пехотным боям, они ринулись на врага. Правда, не сразу.  Ночью заняли боевые позиции, окопались. Кто выкопал мелкие ячейки, кто взялся за отрытие траншей. Но все понимали, что наспех сооруженные укрытия большой пользы не принесут, не укроют не только от минометного и артиллерийского огня, но и от винтовочных и автоматных выстрелов.

       Их было немногим более трёхсот, а на  них напирали тысячи хорошо вооружённых гитлеровских солдат. Ребята нервничали. Атака действительно была психической. Но вот на левом фланге стала бить пушка. Немцы залегли, но ненадолго. Шквальным огнём они разметали орудийный расчёт. По цепи передали страшную весть: убит командир отряда Александр Смирнов! Нет, уже в живых комсорга Виктора Бойрученко!

      Кто будет командовать боем? Но вот раздался властный голос комиссара батальона Михаила Залкана: - Курсанты, держаться. Ни шагу назад!

     И БОЙ продолжался. Бой неравный, смертельный. Вот на правом фланге не стало слышно пулемета Бориса Соловьёва. Реже стали слышны винтовочные выстрелы. А враг пёр. Шли пехота и танки, не умолкали взрывы вражеских мин и снарядов, в небе кружили со своим смертельным грузом фашистские стервятники.

      С каждым часом таяли ряды курсантов-артиллеристов, уходили из жизни молодые парни, зубами держась за огневой рубеж.

      После боя их осталось в живых всего лишь восемь. С почестью похоронили в Каменном Броде своих боевых товарищей курсанты. Лежат в братской могиле останки батальонного комиссара Михаила Залкана, комсорга Виктора Бойрученко, командира роты Александра Смирного и более трёхсот курсантов РАУ.

     Вечная слава вам, мужественные юноши!

В. СИНЧИХИН.

ОТ РЕДАКЦИИ.

       Владимир Лаврентьевич Синчихин – участник Великой Отечественной войны, член Союза журналистов СССР, посвятил многие годы своей жизни СМИ, работал на ответственных постах в редакциях районных и межрайонных газет, в том числе и редактором родионово-несветайской газеты «Знамя». До последних дней своей жизни активно сотрудничал с газетой «Родник» - являлся её постоянным автором.

 

        Владимир Лаврентьевич, как никто другой, много писал, как свидетель, на военно-патриотические темы. Пусть родионово-несветайская земля ему будет пухом. А мы ещё не раз возвратимся к его газетным публикациям.

 «ГАЗЕТА ДОНА»

рубрика ДОНСКАЯ ИСТОРИЯ:

Ствол длинный — жизнь короткая от 14 апреля 2010 года

 

О чем может рассказать мозаика подземного перехода

 

Подземный переход на перекрестке Буденовский - Садовая украшает мозаика. Большинство проходящих мимо считают изображенное на стене авторским вымыслом. Лет двадцать назад отец моего друга рассказал, что автор не случайно выбрал тему — он изобразил бой ростовских курсантов артиллерийского училища в ноябре 1941 года вокруг кургана Бабачий.

В любой армии мира курсанты неприкосновенны. Их берегут, и только очень тяжелая обстановка заставляет руководство страны бросать их в бой. Так было под Москвой, когда подольские курсанты заняли окопы передовой линии, так было и под Ростовом. Вот только о подвиге подольских парней известно многим, а о ростовчанах забыли.

  Во второй половине сентября 1941 года в Ростове был сформирован 3-й отдельный курсантский стрелковый полк в составе двух батальонов: РАУ и батальона Ростовского военно-политического училища. Полк держали в резерве и не спешили бросать в бой. Но утром 5 октября 1941г. училище подняли по тревоге. 

  Командование 56-й армии, в чье подчинение теперь переходил курсантский полк, решило использовать его в районе хутора Каменный Брод, где возникала угроза немецкого прорыва. После марш-броска курсанты приготовились встретить врага: установили орудия на танкоопасных направлениях, вырыли окопы, тщательно замаскировали позиции.

Разведка

  16 ноября командир полка полковник Попов вызвал к себе лейтенанта Дробота:

  — Позарез нужны сведения о противнике. Отбери крепких ребят и без «языка» не возвращайтесь.

 

  В разведку пошли четверо: Александр Русейкин, Павел Мишечкин, Юрий Горлов, Владимир Тарасов. С наступлением темноты группа ушла в сторону села Курбатова, уже занятого противником. Решили сделать засаду у дороги.  Ребятам повезло — ждать пришлось недолго. По степной дороге в сторону засады пронесся мотоцикл. Когда желтый «глаз» приблизился, Павел  убил водителя. Мотоцикл, потеряв управление, перевернулся на дороге. Второй немец с перепугу рванул было в степь, но его опрокинул на землю удар Тарасова. На обратном пути курсанты столкнулись с немецкой группой, видимо, тоже возвращавшейся из разведки. В короткой перестрелке никого из  бойцов не задело, зато «язык» получил пулю от своих. Вернулись без него.

Бой

  Утром 17 ноября 1941 года, развернувшись в боевой порядок, немецкие танки пошли на курган Бабачий. Подступы к нему обороняли курсанты первого батальона РАУ. Они вступили в свой первый бой. Сразу же враг потерял несколько танков и десятки своих солдат и офицеров.

  Через полчаса гитлеровцы предприняли следующую атаку. Ряды курсантов таяли. Сраженный осколком, пал командир роты капитан Смирнов. Погиб заменивший его взводный Сорока. Прямым попаданием снаряда было повреждено орудие, прикрывавшее левый фланг, замолчал пулемет курсанта Соловьева. По позиции били орудия немецких танков, а в небе вертелись в смертельной карусели пикировщики Люфтваффе.

  Немцам удалось вклиниться в оборону полка, но из-за понесенных потерь прорвать оборону курсантских батальонов они не смогли.

Пакет

  Несмотря на значительное превосходство противника в технике и живой силе, курсанты сражались стойко. Но их становилось все меньше, а противник не оставлял попыток раздавить упрямых защитников кургана.

  На НП полка связной 17-летний курсант Михаил Колосов доставил пакет. Полковник Попов прочитал: «Полку продержаться еще три часа». Попов не знал, да и не мог знать, что выбитые со своих позиций части одной из наших дивизий отходили в сторону Новочеркасска. Курсантский полк должен был прикрыть их отход.

В район кургана, который стал самым опасным участком обороны, Попов направил комиссара полка Залкана. А положение действительно было критическим. Патронов почти не осталось, орудия разбиты, против танков оставшиеся в живых мальчишки готовили последнее оружие – гранаты и бутылки с зажигательной смесью. Появление комиссара в рядах защитников  подняло их боевой дух. Он быстро и решительно организовал грамотную оборону оставшимися силами. Используя складки местности, скрываясь в дыму горящих машин, курсанты ползли навстречу вражеским танкам, забрасывали их гранатами и бутылками с зажигательной смесью. Ни один из курсантов не отступил. 

  Из 354 курсантов первого батальона РАУ, мужественно защищавших позиции в районе кургана Бабачий, приказа на отход дождались только восемь человек.

Отход

  После двухдневных боев, поняв, что на участке обороны курсантского полка им не прорваться, немцы 19 ноября, перегруппировав свои силы, завязали бой с соседями слева. Прорвав фронт, они устремились к Ростову, создав угрозу тылам курсантов. Пришлось срочно завернуть левый фланг и занять круговую оборону. Оставшиеся в живых не думали об отступлении. Небольшую передышку курсанты использовали на улучшение линии обороны и огневых позиций. Их ждали бои в окружении, но утром 20 ноября, когда враг вплотную подошел к Ростову, был получен приказ об отходе.

 

  Правда, к этому моменту противнику удалось перерезать шоссе Новочеркасск — Ростов. Это значило, что остаткам полка придется прорываться с боем. Продвигаясь на Аксай, курсанты натолкнулись на немецкий заслон. На прорыв через вражескую оборону они шли цепями. Но вскоре подошли вражеские танки, которые открыли пушечный и пулеметный огонь по курсантам. Впоследствии очевидцы рассказывали, что тела так и лежали на снегу цепями, искромсанные пулями и осколками. К месту сбора в Старочеркасск прибыли только 80 человек из полка. О том, как высоко оценило командование роль курсантов в обороне Ростова в ноябре 1941 года, говорит тот факт, что за бой у хутора Каменный Брод 22 бойца РАУ были награждены орденами и медалями. А в начале войны награждения были большой редкостью.

До войны в Ростове находились два военных училища: артиллерийское и военно-политическое. 1-е Ростовское артиллерийское училище было сформировано в 1937 году, а с 1939г. училище было переведено на подготовку командиров батарей противотанковой артиллерии. Кроме того, существовала и Ростовская подготовительная артиллерийская спецшкола – предшественник суворовских училищ.

  Жизнь офицеров противотанковых батарей метко проиллюстрирована в солдатском фольклоре: «Двойной оклад — тройная смерть», «Ствол длинный, а жизнь короткая».

 

Помимо изучения гражданских и военных дисциплин, курсантам ежедневно приходилось учиться ухаживать  за лошадьми — значительная часть артиллерии тогда передвигалась с помощью лошадиной силы. В РАУ был большой «парк конной тяги». За каждым курсантом была закреплена лошадь, которую три раза в день чистили щеткой. Командир взвода приходил с белым платком в руке и проверял чистоту лошадей.

 

Батальон курсантского полка состоял из трех рот. Кроме того, каждой роте придавался взвод пулеметчиков из числа курсантов, а каждому батальону - по одной батарее противотанковых пушек.

 

автор Алексей Опрышко

СТАТЬЯ ИЗ ГАЗЕТЫ «КОМСОМОЛЕЦ»

«СТОЯЛИ НАСМЕРТЬ»

 

Километрах в 35 от Ростова, в хуторе Каменный Брод есть величественный памятник, воздвигнутый на средства колхозников и комсомольцев местной артели имени Чапаева. Здесь похоронены 72 комсомольца – курсанты Ростовского артиллерийского училища и их комиссар Михаил Залкан. Все они геройски погибли в неравном бою превосходящими силами врага, защищая Ростов.

   Ноябрь 1941 года. Гитлеровские полчища рвутся к Ростову. Очень опасную и ответственную задачу – задержать на подступах к Ростову – получил только что сформированный отряд комсомольцев – курсантов. Отряд спешно окопался вокруг безымянной высотки  у Каменного Брода. И вот показались вражеские танки. Ячейки плохо укрывали курсантов от губительного огня орудий, минометов и пулеметов. Воздух сотрясался от взрывов снарядов. Уже разбито единственное орудие, прикрывавшее левый фланг. В разгаре боя вражеской миной был убит командир отряда комсомолец Александр Смирнов, погиб командир взвода Сорока, убили комсорга Виктора БайрученкоПоложение отряда стало критическим. И в эту особо трудную минуту в отряде появился батальонный комиссар Михаил Залкан. Один из первых комсомольцев, член партии с 1919 года, ветеран гражданской войны, он с первого дня вернулся в ряды Красной Армии. Чтобы воодушевить своих курсантов и разделить их судьбу, комиссар решил остаться и взять на себя командование отрядом. Курсанты хорошо знали и любили его – совсем недавно, перед войной, Залкан читал политэкономию в училище и в Ростовском пединституте, где был ректором заочного отделения. Ребята повеселели: комиссар с нами!

   Ураганный огонь врагов не утихал ни на минуту. Замолчал прикрывавший правый фланг пулемет Бориса Соловьева. Посланный к нему курсант Сергиенко не вернулся: вместе с Соловьевым он погиб от прямого попадания мины А вскоре оборвалась связь с тылом, оборвалась после последнего приказа командования – обязательно продержаться на хуторе еще три – четыре часа, чтобы дать возможность спасти от гибели, вывести из окружения другие части. И отряд, несмотря на губительный огонь танков гитлеровского генерала Клейста, продолжал сражаться, стоял насмерть.

   Кончился запас патронов. Винтовки, автоматы, пулеметы замолчали. Черные от копоти, почти все раненые, комсомольцы по команде комиссара пустили в ход последнее свое оружие – гранаты и бутылки с горючей жидкостью. Уже шесть танков врага, объятые пламенем, застыли на месте, но и отряд героев – комсомольцев таял с каждой минутой. Силы были не равныНовая, еще большая группа фашистских танков двинулась на горстку храбрецов

   Когда  на следующий день место боя снова было в наших руках, поле поля представляло собой страшную картину: почти все курсанты вместе в комиссаром Залканом погибли под гусеницами танков. Изуродованные тела трудно было опознать С помощью колхозников герои были похоронены в братской могиле здесь у Каменного Брода. Так и остались они в благодарной памяти нашей вместе.

М.МАЕВСКИЙ

 

капитан в отставке

СТАТЬЯ ИЗ ГАЗЕТЫ «КОМСОМОЛЕЦ»  243 1958 г.

 «У КАМЕННОГО БРОДА».

 

    Ноябрь. 1941. Гитлеровцы рвались к Ростову. Эту высотку у Каменного Брода оборонял отряд курсантов Ростовского артиллерийского училища, входящий в состав только что созданного Пятого Коммунистического полка. Курсанты- комсомольцы стояли насмерть.          

    Против них шли фашистские танки. Наспех отрытые ячейки плохо укрывали курсантов от огня пулеметов. Воздух содрогался от беспрерывных взрывов снарядов.

    Уже разбито единственное орудие, прикрывавшее левый фланг. Уже вражеской миной убит молодой командир отряда Александр Смирнов, так спокойно и отважно распоряжавшийся боем. Не стало комсорга Виктора Байрученко.Но оборона продолжалась. Комсомольцы твердо знали: нужно во чтобы то ни стало задержать врага. Это даст возможность нашим войскам отойти в полном порядке.

Командование отрядом взял на себя батальонный комиссар Михаил Залкан, пришедший к комсомольцам как представитель политотдела. Его здесь знали хорошо. Совсем еще недавно, перед войной , он читал политэкономию в Ростовском пединституте. Старый комсомолец, член партии с 1919 года, Залкан в первые дни отечественной войны вернулся в армию, стал старшим преподавателем РАУ. Теперь он помогал комсомольцам выстоять на безымянной высотке, дающей ключи к Ростову.

Замолчал прикрывавший правый фланг пулемет Бориса Соловьева. Оборвалась связь с тылом. Теперь отряд был окружен со всех сторон. В живых оставалось человек сорок, да и те были почти все ранены. Превозмогая боль, наскоро перевязав раны, комсомольцы продолжали защищаться.

Скоро вышел весь запас патронов. Винтовки, автоматы, пулеметы замолчали. Черные от копоти, оглохшие от беспрерывных разрывов снарядов воздушной бомбардировки курсанты пустили в ход последнее свое оружие – ручные гранаты и бутылки с горючей жидкостью. Залкан, раненный в голову, продолжал руководить боем.

Сознавая безвыходность своего положения, курсанты били врага наверняка. Но отряд таял. И фашисты осмелели. Танки двинулись на героев

Когда на следующий день высотка снова была в наших руках, поле боя представляло страшную картину. Большинство курсантов вместе с комиссаром Залканом погибло под гусеницами танков врага. Многих узнать было невозможно. Залкана опознали по петлицам. Разыскали трупы Смирнова, Байрученко, Носачева. Останки погибших были похоронены тут же у Каменного Брода в братской могиле.

 

                                                                                      М. Маевский

Статья из газеты «КОМСОМОЛЕЦ»  

«ПАТРИОТЫ из Каменного БРОДА»

       В конце 1941 года нашей батарее пришлось отбивать жестокие танковые атаки врага на территории Родионово –Несветайского района, врага, который рвался к Ростову. Отступая, мы выматывали силы противника.

       После тяжелых  боев мы отошли на Дон.

       Когда прочный ледовый панцирь сковал воды Дона, наши артиллеристы открыли ураганный огонь по гитлеровцам, а затем советские войска перешли в наступление.

       Нашему артиллерийскому полку снова пришлось отражать Родионово – Несветайский район. Мы отогнали врага за реку Миус, заняли оборону и вели бои местного назначения.

       В ночь на 23 июля 1942 года мы оставили оборонительный рубеж и с боями отходили по несветайским землям на Ростов.

       Под вечер, возле хутора Красный,  завязался бой с танками врага. Наш орудийный расчет подбил один немецкий танк, а остальные отошли в хутор. Мы заняли оборону в полутора километрах от него, за лесополосой у кургана.

       24 июля гитлеровцы бросили нашу оборону до сотни танков с десантом. Ранним утром разгорелся тяжелый, неравный бой. Мне, младшему сержанту выпала нелегкая роль наводчика.

       Мы подожгли один танк противника и подбили два. Я хотел поджечь подбитый танк, но враг выстрелил первым и попал в наше орудие. Меня тяжело ранило.

       Сознание вернулось перед заходом солнца, и я пополз к хутору. Меня заметили наши бойцы, положили на плащ палатку и понесли. Я снова потерял сознание, а когда пришел в себя, увидел, что нахожусь в помещении хуторской школы среди таких же раненых бойцов.

       Это комсомолки хутора Каменный Брод организовали в тылу фашистов госпиталь под носом у гитлеровцев. Они свозили, приносили на руках с мест боев раненых советских бойцов, лечили нас, одевали и кормили.

       Лечил нас фельдшер Михаил Анатольевич Дурасов. А спасли нас и ухаживали за ранеными Варвара Дмитриевна Федорова. Евдокия Верова, Тася Верова, Шура Кульбакова.

Пока я буду жив, никогда не забуду хутор Каменный Брод, его героических людей. Рискуя жизнью, не жалея сил и здоровья, они спасали в дни оккупации раненых советских воинов.

       Я от всего сердца благодарю своих спасителей, желаю им всем всего самого наилучшего, шлю низкий поклон всем жителям хутора и района.

       Пусть будущие воины наследуют традиции своих славных земляков, на их примере учатся любить Отчизну и посвятят свою жизнь служению Родине.

Иван Иванович БОРЫС.

Полтавская область, Семеновский район, село Мироны

Статья из газеты КОМСОМОЛЕЦ

«УСТАНОВИЛИ КРАСНЫЕ СЛЕДОПЫТЫ»

      Учащиеся Каменно – Бродской восьмилетней школы ведут большую поисковую работу под девизом «Никто не забыт, ничто не забыто», разыскивают родственников героев, погибших при освобождении села от немецко- фашистских захватчиков. Недавно юные красные следопыты установили еще один ранее неизвестный эпизод времен Великой Отечественной войны.

      Это было летом 1942 года. На территории нашего Каменного Брода шли бои за освобождение несветайской земли от фашистов. В это время было очень много раненых советских бойцов. И вот тогда медицинским работникам местного госпиталя пришли на помощь комсомольцы из нашего села: секретарь комсомольской организации Александра Ивановна Кульбакова, Антонина Петровна Соколова, Евдокия Ивановна Вострова, тогда еще совсем юные девушки. Рискуя жизнью, они собирали раненых на местах боев и доставляли их в здание старой школы. Здесь девушки перевязывали раненых, ухаживали за ними, кормили. Еду, белье, бинты, опять же рискуя жизнью, комсомолки собирали у местного населения. Оказание помощи раненым каралось фашистами смертью. Но несмотря на это, девушкам – комсомолкам активно помогали Иван Мартынов, Андрей Востров, Яков Бакурин, Ольга Харитонова, Вера Наумова. Местная жительница Мария Филиповна Арапова готовила раненым пищу. Так,  с помощью населения, комсомольцы нашего села спасли 43 раненых советских бойца. Ночью часть из них они переправили через линию фронта, часть в хутор Буденовку в госпиталь, а четверо тяжело раненых, не подававших признаков жизни, девушки взяли к себе домой и ухаживали за ними как за малыми детьми, отвоевали у смерти жизни этих людей. Так были спасены советские воины Жариков- он жил у Евдокии Востровой, Папарин- он жил у Антонины Соколовой, Петров- жил у Анастасии Мартыновой и Борыс- его спасала Евдокия Вострова.

      Закончилась Великая Отечественная война. И в хутор Каменный Брод из разных концов страны стали приходить письма от бывших советских воинов, спасенных нашими землячками, со словами благодарности в их адрес. А Жариков и Борыс приезжали в гости к Евдокии Ивановне Востровой, чтобы поклониться своей спасительнице и той земле, где пали смертью храбрых многие их однополчане.

      Этот эпизод, который установили красные следопыты, станет яркой страницей в истории нашего села.

Лилия Кочетова

 

Ученица Каменно –Бродской восьмилетней школы

Смайлики

           Время               читать! 

27 мая - 115 лет со дня рождения российской поэтессы

Елены Александровны Благининой

(1903-1989)